Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:58 

Новогодний подарок для Клевер.

с любовью и всяческой мерзостью
Название: Как в театре.
Автор: Светиэль.
Персонажи: Нейтан, Могильщик, Эмбер Свит; упоминаются Марни, Мэг, Ротти; дополнительные персонажи от меня.
Пейринги: Нейтан/Могильщик, отсылки к Нейтан/Марни и Ротти/Марни
Рейтинг: там нет рейтинга, насколько я могу судить.

Приношу свои извинения Клевер: сессия/праздники/отсутствие у меня опыта в написании таких произведений в принципе. Боюсь, это не то, чего вы ожидали. Еще раз, приношу свои извинения.
Уточнения:
1. Да, я допускаю, что Нейтан мог продолжать врачебную практику уже после смерти Марни. Изредка, но тем не менее.
2. Весь текст, по сути - одно большое допущение.


До самой сцены он не дошел: остановившись в нескольких шагах, молча поднял голову, рассматривая софиты.
Кулисы были раздвинуты: несколько минут назад здесь закончили уборку, и пока можно было на грани зрения, насколько позволяло освещение, наблюдать огромную дыру в глубине сцены: оттуда, как смутно догадывался Нейтан, возникали особо массивные декорации.
Опера. Такая знакомая опера ГенКо. В рекламе, впрочем, все выглядело иначе: Мэг, вышагивающая перед камерой, занимала собой почти весь экран; кулисы же позади нее были закрыты, и толком оценить великолепие огромного зала удавалось только вживую. Или при трансляции полных концертов, - но они были редки.
Мэг. Одно воспоминание тянуло за собой другое, и цепочка неизбежно приводила к одному и тому же. Одной.
Мэг. Марни.
Нейтан вздохнул и потер лоб. Что толку вспоминать.
Они были здесь всего раз – лучший билеты от самого Ларго! Он ерзал на месте, и за происходящим на сцене наблюдал исключительно для проформы, - все больше считал улыбки, которыми Марни обменивалась с сидящим в отдалении Ротти. Хорошо, что в итоге не запомнил точной цифры: ее было бы вполне достаточно, чтобы сделать определенные выводы.
Ларго. Чертов Ларго. Как его могло хватать – еще и на это? Театр и ГенКо. Театр ГенКо. Уму непостижимо.
Позади послышался странный звук. Нейтан обернулся – спокойно; заведомо приподняв бровь. Даже степенно. Как и положено в театре.
Примерно в восьмом ряду сидел человек. Впрочем, сидел – это было сильно сказано. Скорей уж, полулежал: закинув ноги в массивных ботинках на спинку кресла седьмого ряда. А «странный звук», как его вначале охарактеризовал Нейтан, на проверку оказался всего-навсего храпом.
Моргнув, мужчина подавил желание нервно рассмеяться: расслабился, значит; прошел в полумраке, и даже внимания не обратил. Молодец. Как в театре.
Шагая нарочито громко, Нейтан остановился в полуметре от спящего. Прокашлялся. Еще раз. Переступил с ноги на ногу, не зная – уйти, или все-таки поинтересоваться, какого же черта этот…
«Этот», наконец, проснулся. Странно это было наблюдать: незнакомец вздрогнул всем телом, и тут же распахнул глаза, мгновенно сфокусировав взгляд на Нейтане.
-Вы кто?
-Я? – желание рассмеяться все крепло: видимо, нервы давали о себе знать. – Я врач, - все-таки произнес он.
-И? – незнакомец огляделся по сторонам, словно желая убедиться, где находится.
-Меня пригласили, - начиная раздражаться из-за этой невольно навязанной обязанности отвечать, быстро сказал Нейтан. – Кто-то из артистов… ему нужна моя помощь.
Повисло молчание. Незнакомец, подумав, опустил ноги, и сел ровно, как-то неестественно («Испуганно?» - мимолетно подумал Нейтан), чересчур крепко обхватив подлокотники обеими руками. Выглядел он не лучшим образом.
-Ну, а вы? – спросил Нейтан.
Мужчина в ответ усмехнулся, и, отведя взгляд, кратко пробормотал:
-Меня тоже пригласили.
Как эта ситуация могла бы развиваться дальше – Нейтан предпочел не задумываться. Возможно, он отправился бы обратно, любоваться софитами. Возможно, продолжил бы разговор, поинтересовавшись, кто же пригласил уличного проходимца в саму Оперу.
Так или иначе – ни то, ни другое не понадобилось. Знакомый голос окликнул его, и Нейтан, обрадованный таким поворотом событий, обернулся.
-Матье!
-Мистер Уоллес!
Рукопожатие получилось даже более эмоциональным, чем следовало. Коренастый мужчина в темном костюме, стоящий перед ним, был никто иной, как официальный директор этого заведения – вот уже более десяти лет. История их Нейтаном знакомства была гораздо более продолжительной: Матье Корти приходился ему дальним родственником по материнской линии. Тем не менее, обращение на «вы» они не желали менять на более фамильярное.
-Мистер Уоллес, я искал вас в холле…
-Да, простите. Я… - Нейтан сделал неопределенный жест рукой. – Зашел на минутку посмотреть, изменилось ли здесь что-то, да вот задержался.
Для подтверждения своих слов он выразительно смотрел на сидящего в стороне незнакомца. Матье проследил за направлением его взгляда, но ничего не сказал.
-Так что у вас за больной? – решил перейти к делу Нейтан.
-О, - директор переступил с ноги на ногу, нервно обернувшись. – Он сейчас сам придет.
-Даже так? – вскинул бровь Нейтан. – И вы решили вызвать меня ради этого? Простите, Матье, вы, кажется…
-Погодите, - взмахнул руками директор. – Погодите, мистер Уоллес. Я отдаю себе отчет, что вы человек занятой, поверьте. Но тут… случай особый. Не хотелось бы афишировать.
По тонкой пульсирующей жилке, едва заметной под накрахмаленным воротником Матье, Нейтан без слов понял: тот серьезен, как никогда. Мужчина еще раз обернулся, и, наконец, увидел того, кого ждал.
«Придет сам» - было сильно сказано.
Невысокого мужчина во фраке вели под руки двое: один всерьез поддерживал, второй же находился рядом скорей на случай, когда и если ведомого окончательно оставят силы. До этого было недалеко, судя по всему.
Манишка у мужчины отсутствовала, а под расстегнутой рубашкой достаточно неумело были намотаны многочисленные бинты. Последние уже отчасти пропитались кровью.
-Когда это произошло? – сухо спросил Нейтан.
-На репетиции, около двадцати минут назад, - проговорил Матье, прижав ладонь ко лбу. – Мисс Свит решила посетить нас, она была в несколько раздраженном настроении…
Нейтан уже не слушал. Мисс Свит.
Обернувшись на движение сбоку, он увидел, что незнакомый субъект из восьмого ряда уже покинул свое место и направился к выходу – прямо к светловолосой особе, лениво прислонившейся к дверному косяку.
Они что-то сказали друг другу. Светловолосая особа протянула руку – субъект вложил в распахнутую ладонь нечто, на миг блеснувшее в полумраке пронзительной синевой.
Рука Эмбер сжалась, и, не задерживаясь боле, девушка быстро вышла из зала. Субъект последовал за ней, но уже на пороге почему-то замедлил шаг, и быстро обернулся.
-Придется наложить швы, - сказал вслух Нейтан. – Приготовьте мне свободную комнату.
И, не обращая внимания на болтовню Матье о том, что все так и будет через пять минут, поднял взгляд – вперед, к выходу.
«Меня тоже пригласили». Конечно.
Незнакомец уже ушел, - как и полагалось по законам драмы.
Как в театре.

@темы: Фанфик, Персонажи: Эмбер Свит, Персонажи: Слепая Мэг, Персонажи: Ротти Ларго, Персонажи: Натан Уоллес, Персонажи: Могильщик, Персонажи: Марни Уоллес, Персонажи: Другие, Новогодний рипофест!

Комментарии
2010-01-14 в 23:09 

Клевер
добросердечная как ржавый вагон
Спасибо!
Неожиданное раскрытие пейринга:)
Интересная трактовка характера Эмбер (это чем ее надо было так разозлить!).
Самое главное :
Спать в Опере - это так каваайно!!! :)))))

2010-01-14 в 23:19 

с любовью и всяческой мерзостью
Клевер , да. Тут все неожиданно, - единственная ситуация, пришедшая в голову, при которой Нейтан и Могильщик могли действительно пересечься %))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Repo! The Genetic Opera

главная